Есть самые разные представления среди родителей о том, к какому тренеру лучше вести ребенка. Как правило, этот «плюрализм» распространен у тех, кто уже попробовал танцевать, так сказать, вкусил танцевально-спортивной жизни и счел, что уже многое в этой «политике» понимает. «Начинающие» родители, скорее всего, поведут своего ребенка к тому тренеру, который ближе, желательно, который работает прямо в той школе, где учится ребенок.

А искушенные будут искать того, который быстрее сделает из ребенка чемпиона.

Однако есть вещи, которые не поддаются даже самому продвинутому тренеру — это особенности физического развития ребенка, свойственные конкретному возрасту. Например, необходимо учитывать, что в самых ранних возрастах, с которых берут детей на спортивные танцы (от 6 до 9 лет) существуют большие проблемы с координацией движения у большинства детей. Это значит, что большинство детей в этом возрасте, попросту говоря, еще плохо ориентируются в том, где у них в данный момент находится левая нога, где правая и что они делают, делают ли они вообще что-нибудь. В этом нет ничего страшного, это возрастная особенность и потому какие-то вещи детям в этом возрасте недоступны. Например, техника движения. Зато очень многие легко запоминают шаги. Поэтому к танцевальным категориям «Дети 1″ и «Дети 2″ уровня «N» и «Е» класса, как правило, не применяется особых технических критериев при тренировке и судействе. Основными здесь являются осанка, линии корпуса, рук и ног, и, конечно же, точное исполнение ритма. И этого уже более чем достаточно для полной танцевальной загрузки ребенка.

На моих глазах испортили талантливого ребенка. Как? Дали его необычайным задаткам неверное направление развития, лишив ребенка спортивно-технической базы, на которой строится танец, а развивая лишь характер танца. Почему? Потому что у ребенка богатые родители. И все, что нужно было тренеру — это заработать на них как можно больше денег.

Суть вот в чем. Постановка спортивно-технической базы на начинающем танцоре — дело очень трудоемкое, нудное и неинтересное, в том числе и самому ребенку, и этим аспектом, как правило, с детьми занимаются по особым игровым программам, давать которые могут только педагоги, умеющие терпеливо, но настойчиво работать с детьми, учитывая их возрастные психологические особенности — повышенную энергичность, отвлекаемость (если можно так сказать), невозможность долго сосредотачивать свое внимание на одном предмете. Результат от работы над этим аспектом появляется не сразу, а через год, а то и три, но на этой базе потом легко построить классную пластику и технику, музыкальность и, конечно же, образ. На такую работу, повторюсь, не каждый тренер способен и не каждый готов и согласен.

А вот пренебречь всем этим, посмотрев в глаза ребенка соколиным взглядом и внушив ему (и его родителям), что он — самый эффектный, яркий, красивый, талантливый, добившись характерности исполнения, артистичности, не стоит вовсе ничего, если хорошо подвешен язык, дело нескольких месяцев.

И первое время этот ребенок действительно выигрывает, потому что на фоне чистеньких и ровненьких, но сосредоточенных деток его артистизм бросается в глаза ярким пятном, не оставляя судей равнодушными. И тогда судьи проводят его в финал два, три, четыре турнира подряд, умиляясь над ним, точно над неуклюжим, но обаятельным котенком, никак не могущим скоординировать свои движения, то и дело теряющим равновесие в погоне за собственным хвостом. И только. Если вы думаете, что судьям интересно терять из-за чьего-то обаяния свой авторитет компетентного в своей области специалиста, то вы глубоко ошибаетесь. Дальше слащавость становится приторной, ничего нового в этом ребенке не происходит, и над родителями такого ребенка начинают потешаться — над их амбициями, безмерно возросшими в связи с успехами их чада и их польщенным самолюбием. Потому что на самом деле на неготовых к спорту мышцах образ — это не спортивный танец, а театральное кривляние. Заметьте, мое поклонение искусству режиссуры в танце не мешает мне так заявлять. Для детей спортивный танец — это, в первую очередь, спорт, и только потом уже искусство. Это совершенно определенно.

Так что же произошло? На самом деле, тренер быстро доказал родителям, что он может сделать из их ребенка чемпиона, тем самым оправдывая затраченные на него деньги. После этого он еще некоторое время «загружал» их головы, поливая бальзам на их родительские души, что их ребенок необычайно одарен, и только он способен в нем этот дар рассмотреть и развить. Но другие дети, тем временем, осваивают базу и начинают действительно классно танцевать — на мастерстве, на технике, на красивых линиях. Старательный выходит вперед, а талантливый остается в хвосте.

Вот тут-то и начинаются первые трагедии и разочарования, причем и у детей, и у родителей. Продолжения могут быть самыми разными — от постоянной смены партнеров, тренеров и клубов, когда уверенность в собственных из ряда вон выходящих данных так и не покидает такого танцора, до перманентных попыток бросания и снова возвращения в танцы. А все потому, что вовремя не была привиты привычка и любовь к кропотливой работе над собой. Оглядитесь вокруг, и вы увидите массу примеров в ближайших «звездно-больных» знакомых.